Дмитрий Барабаш

стихи, заметки, афоризмы

Цикл "Питер"

Скорый

Между Питером и Москвой
я покачивал головой,
околачивал языком
и проглатывал кадыком
ржавых станций ржаную пыль,
бесполезных полей ковыль,
безучастных домов глаза
и прохожих, идущих за
то ли водкой, а то ли хлебом
по инерции между небом
и работой, в которой смысла
меньше, чем заключают числа
дней прожитых на белом свете,
разве что народились дети,
чтобы в очереди за хлебом,
затеряться под тем же небом.

Грустно жить ничего не знача,
не создав, не найдя, но плача
по несбывшимся, по далёким
поездам, пролетевшим в Питер.
Жизнь — спектакль,
в котором зритель
не участвует, зная цену
на билеты в любую сцену;
за ответы на все вопросы,
за несбывшиеся прогнозы.

Между Питером и Москвой
я покачиваю головой.
Я как в кресле сижу качалке,
как болванчик на пресс-папье,
как пушинка на скорлупе.

Чернила

В этом городе кажется
ударь человека ножом — 
из него потекут чернила.
Петербургская пыль,
поднимаясь на том конце улицы,
завершит свой полёт 
только к началу грядущего века.
В этом городе нету творцов,
которым можно отдать
пальму первенства:
кто-то ставит фундамент,
кто-то рубит мизинец из мрамора,
кто-то наводит глянец, румянец,
присоединяет моря…
Шутка ли
жить промежутками?
Кому-то всё время плаванье,
кому-то всю жизнь земля…

Петроградская пыль

Я — петербургская пыль.
По-другому и мыслить нельзя
между дворцовых стен.
Я — петроградский туман.
Я — чёрные хлопья дыма,
идущие словно снег,
ложащиеся на снег
с Онеги, с великих нег,
обузданных пятернёй
завязанных в узел рек
и мачтовою сосной 
продетый в небесный парус,
чтоб землю вращать по кругу
за пылью
пылинкой
Питер

Времяхранилище

Петербург Пушкина,
Петербург Гоголя,
Петербург Достоевского,
Петербург Мандельштама - 
что-то есть общее,
что-то есть большее,
Петербург словно оконная рама
в крепостной стене.
В нём жизнь течёт по каналам и рекам
иначе, чем жизнь протекает во вне.
Петербург — это дно колодца,
из которого видно солнце
в самом пасмурном дне.
Прямота его линий, касаясь рта
выправляет улыбки.
Если здесь выживают улитки -
то это церковные купола.
Петербург — это каменная плита,
это балтийского моря
опресневелая, чёрная вода.
Из ниоткуда и в никуда
текут по квадрату его года,
то к сенату, то к эрмитажу,
то к летнему саду.
Петербург Грибоедова:
— Кого везёте, откедова?
Всадника медного
не страшны копыта, страшна рука.
Не протекает между 
гранитных границ река,
а бьётся, качая солнце 
или луну, вода.
Петербург — это времяхранилище,
это той воды хранилище,
в которую снова можно войти
всегда.