Дмитрий Барабаш

стихи, заметки, афоризмы

Авторизация

Чеченский синдром

А.Н.

 

Ты не лоза, а мы тебе не дети.

Ты не пастух, считающий овец.

Ты не отец, и нет в твоем завете

Ни уголка для загнанных сердец. -

Так я орал в церковные ворота

И бил ногами в запертую дверь;

— Уймись, дурак,— сказал мне строго кто-то,

Сверкнув зрачками в узенькую щель, -

Сейчас я позвоню — и будешь в клетке

Трезветь под бой ментовского дубья.

Луна катилась по еловой ветке

И вслед за ней катилась жизнь моя.

Я молча шел тропою от погоста,

Смеясь на звезды черного ручья.

И понял вдруг отчетливо и просто,

Что жизнь моя, во истину, ничья.

Я звал его, выблевывая печень,

Я бился лбом в кропленый белый таз,

Но он был нем ко мне,

мне было нечем

к себе привлечь его лукавый глаз.

Я пил неделю за ребят, которых

Раскладывал по гробикам в Чечне,

я пил за то чтобы не нюхал порох

никто из них и не горел в огне.

Я пил за тем, что выброшен в гражданку

слюнявлю дни без денег, без любви -

Я ей в глаза смотрю, как в дуло танку,

С которым в этом мире мы одни.

Я звал его. Не чёкаясь. По рюмке.

Занюхать жизнь шершавым рукавом.

А он не шел.

В меня вселился люмпин

И жил во мне, как в доме дармовом.

Спасибо вам, конечно, что остался -

Один из сотни выжил в том бою.

Спасибо, что потом читал, смеялся,

Спасибо, что сейчас я водку пью.

А он молчит — ни чуда, ни причуды.

Крапленый таз и запертая дверь.

Я понимаю страх и боль Иуды.

Я б выпил с ним, но нет его теперь.

Вот мне похмелье в грудь,

Вот мне награда -

Один на танк с контуженной душой.

Зайди ко мне, мне ничего не надо.

Я слышал ты пушистый и большой,

Как мир в котором нет ни зла, ни яда

А только свет, а только жизнь и труд.

Не пей со мной, лишь намекни, что рядом.

Что был всегда и вечно будешь тут.

 

Мне голос был — его я не услышал.

Мне был намек — но как-то невдомек.

Я испугался, что мне сносит крышу,

И все забыл. 

И сильно занемог.