Дмитрий Барабаш

стихи, заметки, афоризмы

Авторизация

ДИАЛОГИ С ШЕКСПИРОМ

Сонет I

Перевод Маршака

Мы урожая ждем от лучших лоз,

Чтоб красота жила, не увядая.

Пусть вянут лепестки созревших роз,

Хранит их память роза молодая.

А ты, в свою влюбленный красоту,

Все лучшие ей отдавая соки,

Обилье превращаешь в нищету, -

Свой злейший враг, бездушный и жестокий.

Ты — украшенье нынешнего дня,

Недолговременной весны глашатай, -

Грядущее в зачатке хороня,

Соединяешь скаредность с растратой.

Жалея мир, земле не предавай

Грядущих лет прекрасный урожай!

Дмитрий Барабаш

Земле не скормишь завтрашних побед,

дождём времён прошедших, не напиться.

Легко и коротко живётся, если свет

гармоний где-то сам собой струится.

Плоды земли бывают хороши

в румяной, затаившейся надежде.

Вниз посмотри, листву развороши

и отыщи, чем счастье было прежде.

Я собираю скромный урожай

удачных отблесков на суетных минутах.

Повремени меня, не угрожай

крадущимся, последним пересудом.

Я собираю блики, чтобы их

преумножать в пучине глаз Твоих.

Сонет II

Перевод Маршака

Когда твое чело избороздят

Глубокими следами сорок зим,

Кто будет помнить царственный наряд,

Гнушаясь жалким рубищем твоим?

И на вопрос: «Где прячутся сейчас

Остатки красоты веселых лет?» -

Что скажешь ты? На дне угасших глаз?

Но злой насмешкой будет твой ответ.

Достойней прозвучали бы слова:

«Вы посмотрите на моих детей.

Моя былая свежесть в них жива,

В них оправданье старости моей».

Пускай с годами стынущая кровь

В наследнике твоем пылает вновь!!

Дмитрий Барабаш

Ах, если бы мы продолжались в детях,

в них, как в копилку пережитых дней,

бросали за мгновением мгновенье.

В системе наших вековых корней

сто двадцать первое пирует поколенье.

Не помня прежних. Сорок лет назад

я пригубил бальзам земных познаний.

Казался мне, здесь будет вечный сад,

не думалось о смысле предсказаний.

Морщины – русла обмелевших рек.

Все слезы пролиты и радости забыты.

Я светел тем, что ненасытный век

упрётся к сроку в гробовые плиты.

Я выучил несчетное число

гармонии. Мне, попросту, везло.

Сонет III

Перевод Маршака

Прекрасный облик в зеркале ты видишь,

И, если повторить не поспешишь

Свои черты, природу ты обидишь,

Благословенья женщину лишишь.

Какая смертная не будет рада

Отдать тебе нетронутую новь?

Или бессмертия тебе не надо, -

Так велика к себе твоя любовь?

Для материнских глаз ты — отраженье

Давно промчавшихся апрельских дней.

И ты найдешь под старость утешенье

В таких же окнах юности твоей.

Но, ограничив жизнь своей судьбою,

Ты сам умрешь, и образ твой — с тобою.

Дмитрий Барабаш

Когда судьба не путь на эшафот,

когда судьба змеиная тропинка,

я выскользну из временных забот

в другую жизнь. Другую половинка,

немая спутница, зеркальные слова,

написанные на изнанке смысла.

У вечности во времени права –

не больше, чем от сыра мышь отгрызла.

Ты путаешь порядок величин,

преуменьшая ценность отражений.

Гармонии нет дела до вершин

она лишь отблеск, перелив мгновений.

В том, что сейчас – проистекает жизнь.

В том, что потом – томление начала.

Не прошлое же цену назначало?!

Сонет IV

Перевод Маршака

Растратчик милый, расточаешь ты

Свое наследство в буйстве сумасбродном.

Природа нам не дарит красоты,

Но в долг дает — свободная свободным.

Прелестный скряга, ты присвоить рад

То, что дано тебе для передачи.

Несчитанный ты укрываешь клад,

Не становясь от этого богаче.

Ты заключаешь сделки сам с собой,

Себя лишая прибылей богатых.

И в грозный час, назначенный судьбой,

Какой отчет отдашь в своих растратах?

С тобою образ будущих времен,

Невоплощенный, будет погребен.

Дмитрий Барабаш

Песок времен сочится сквозь меня.

Не сохранить отобранных крупинок.

Я ростовщик, но не могу ни дня

припрятать за душой и взять на рынок.

Сменять. Продать. Не положить в ларец

стремительно летящие минуты.

Ни звон монет, а гулкий стук сердец

и синих вен болезненные путы.

Ты не о том, мой друг, заводишь грусть.

И не за те ты семена боишься.

Мои потомки продлевают пусть

слова и мысли, а не кровь и мышцы.

По кругу здесь цветет и вянет плоть,

но света жерновами не смолоть.

Сонет V

Перевод Маршака

Украдкой время с тонким мастерством

Волшебный праздник создает для глаз.

И то же время в беге круговом

Уносит все, что радовало нас.

Часов и дней безудержный поток

Уводит лето в сумрак зимних дней,

Где нет листвы, застыл в деревьях сок,

Земля мертва и белый плащ на ней.

И только аромат цветущих роз -

Летучий пленник, запертый в стекле, -

Напоминает в стужу и мороз

О том, что лето было на земле.

Свой прежний блеск утратили цветы,

Но сохранили душу красоты.

Дмитрий Барабаш

Засохшие розы не пахнут весной.

Перчатки теплее, чем память о лете.

Нас кружит спиралями ствол нарезной,

мы знаем, что было и будет на свете.

Прошедшее – выстрел, раслющенный миг,

древесные кольца, скрепившие опыт,

страницы, веками пролистанных книг,

к вершинам Тянь-Шаней гранитные тропы.

Засохшие розы, как влажная пыль –

у праха до страха приветливый запах.

Ты мыслил сонетами, это ль не быль?

Ты мыслил не телом, не звуком, не знаком.

Есть чудо творения из ничего.

Спасибо, учитель, я вижу его.

Сонет VI

Перевод Маршака

Смотри же, чтобы жесткая рука

Седой зимы в саду не побывала,

Пока не соберешь цветов, пока

Весну не перельешь в хрусталь фиала.

Как человек, что драгоценный вклад

С лихвой обильной получил обратно,

Себя себе вернуть ты будешь рад

С законной прибылью десятикратной.

Ты будешь жить на свете десять раз,

Десятикратно в детях повторенный,

И вправе будешь в свой последний час

Торжествовать над смертью покоренной.

Ты слишком щедро одарен судьбой,

Чтоб совершенство умерло с тобой.

Дмитрий Барабаш

Успеть бы нам запомнить до зимы

всё лучшее, что промелькнуло мимо.

Кто нам сказал, что жизни – это сны

и ничего потом неповторимо,

невоплотимо в точные слова,

которым время – перстень на мизинце,

узорная сюжетная канва

и капля вечности в рубиновом гостинце.

Зима опасна только если лень

глаза и мысли негой затуманит,

от солнца прячась в ласковую тень,

за край творенья похотливо манит.

Что жизнь прожить, что зиму пережить –

собрать слова и образы сложить.

Сонет VII

Перевод Маршака

Пылающую голову рассвет

Приподымает с ложа своего,

И все земное шлет ему привет,

Лучистое встречая божество.

Когда в расцвете сил, в полдневный час,

Светило смотрит с высоты крутой, -

С каким восторгом миллионы глаз

Следят за колесницей золотой!

Когда же солнце завершает круг

И катится устало на закат,

Глаза его поклонников и слуг

Уже в другую сторону глядят.

Оставь же сына, юность хороня.

Он встретит солнце завтрашнего дня!

Дмитрий Барабаш

Я думал также: ночь и день – круги.

Считая дни с восхода до заката,

я принимал с покорностью слуги

с трусливой верностью наемного солдата

кружение небесных колесниц,

из прошлого мне посланных тобою,

твоих почтовых огнекрылых птиц

и был готов к назначенному бою

со временем, чтоб дальше передать

сквозь темноту блистательные вести,

но понял, вдруг, что наша божья рать,

как в небо вкопана – всегда стоит на месте.

Как часовые стрелки не крути

вне времени лежат твои пути.